Облако меток

1.Жалоба о проверке конституционности закона, примененного в конкретном деле заявителя

Опубликовал admin 18 Август 2011 в рубрике Конституционное судопроизводство по делу. Комментарии: 0

Конституционный Суд
Российской Федерации

 

Жалоба о проверке конституционности закона, примененного в конкретном деле заявителя

 

I.Заявитель

1. Качановская Раиса Юрьевна –  адвокат некоммерческой организации Коллегия Адвокатов «Вера» в Хабаровском крае

2. Гражданка Российской Федерации

3. Адрес: 680000, г.Хабаровск, ул.Калинина, д.25-а, офис 35

II. Наименование и адрес государственного органа, издавшего закон, конституционность которого обжалуется:

Государственная Дума РФ, 103265, г.Москва, ул.Охотный ряд,д.1

III. Точное название, номер, дата принятия, источник опубликования обжалуемого закона, конкретный перечень обжалуемых норм:

Федеральный Закон от 25.12.2008 №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции». Принят Государственной Думой 19 декабря 2008 года, Одобрен Советом Федерации 22 декабря 2008 года (Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, № 49, ст.5724).

Обжалуется статья 13 ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ, исключившая из диспозиции п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ слова «на основании заключения судей районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления», в результате чего ликвидирован судебный порядок принятия решения о наличии (или отсутствии) в действиях следователя признаков преступления в исследуемой ситуации.

IV. Нормы Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации:

Статьи ст.ст. 15, 18, ч.ч.1,2 ст.19, ч.1 ст. 21, ст.45, ч.1 ст.46, ч.1 ст.47, ч.ч.1,3 ст.49, ч.2 ст.50, 51,  ч.2 ст. 54 Конституции РФ 2003 года.

На основании ст.ст. 37, 38, 39, 96, 97 Федерального Конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» №1-ФКЗ, принят Государственной Думой РФ 24 июня 1994 года, одобрен Советом Федерации РФ 12 июля 1994 года.

V. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации:

Нарушение конституционных прав подозреваемого Пысина С.В. по уголовному делу №201/35063-10:  права на защиту, в том числе  права не свидетельствовать против себя (ст.ст.18, 45, 46, 47, ч.2 ст.50, 51 Конституции РФ),  равенства прав граждан перед законом (ст.ст.19, Конституции РФ), запрещение применения неопубликованных законов,  обязательность опубликования нормативных актов, затрагивающих обязанности человека (ч.3  ст.15, 49, 54 Конституции РФ), на охрану государством достоинства личности (ч.1 ст.21 Конституции РФ, лишения права на государственную защиту (ст. 45 Конституции, ст.20 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999, ст.ст. 6, 11, 30 36 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года).

VI. Описание обстоятельств, свидетельствующих о применении обжалуемых норм в конкретном деле заявителя:

Возбуждение заместителем Председателя СКП РФ В.И. Пискуновым на основании ст.ст.447,448 УПК РФ 04.05.2010 уголовного дела №201/355063-10 в отношении Пысина С.В. – следователя по особо важным делам отдела по расследованию уголовных дел коррупционной направленности СУ СК при прокуратуре РФ по  Московской области, по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.293 УК РФ  в связи со смертью 30 апреля 2010 года в лечебном учреждении ИЗ-77/1 УФСИН г.Москвы следственно арестованной Трифоновой, обвиняемой в мошенничестве по уголовному делу №141418, находившемуся в производстве следователя Пысина.

С 16 декабря 2009 года и до дня смерти – 30 апреля 2010 года Трифонова, в отношении которой была избрана мера пресечения – содержание под стражей  по принципиальному указанию следователя Пысина  находилась в лечебных учреждениях, в том числе в обычной и специализированной гражданских больницах,  где получала по выводам экспертов надлежащее лечение. 30 апреля 2010 года в обеденное время  она внезапно скончалась от тромбоэмболии в присутствии врачей в лечебном учреждении ИЗ-77/1 УФСИН г.Москвы.

Служебная проверки в отношении сотрудников СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области проведена в короткий промежуток времени:  с 12 часов  30 апреля и до 12 часов 4 мая 2010 года, из которых 30 апреля, 1 и 2 мая – нерабочие дни, по результатам которой до получения заключения о причине смерти Трифоновой  в отношении следователя Пысина работодателем немедленно возбуждено уголовное дело. Правоприменитель  ст.448 УПК РФ  не указал  часть и пункт нормы, послужившей  основанием к  возбуждению уголовного дела в отношении специального субъекта. Однако по смыслу изложения данного документа с учетом исследовательской части и занимаемой должности Пысина,  В.И. Пискунов  применил  п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ.

В настоящее время известно, что смерть обвиняемой наступила в результате некомпетентных действий врачей, нарушивших методику ухода за гемодиализным катетером, осуществивших его промывание раствором гепарина в 200-400 раз ниже нормы.

VII. Позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции Российской Федерации (описание и аргументация предполагаемого нарушения положений нарушения положений Конституции Российской Федерации).

До принятия оспариваемого закона в отношении следователя существовал судебный порядок определения наличия признаков преступления в его действиях  по результатам рассмотрения  ходатайства  уполномоченных законом органов.  Такой порядок отвечал требованиям Конституции РФ, международным соглашениям, исключал необъективность в принятии решения и жалобы о нарушении  уголовно процессуальных норм на  стадии возбуждения уголовного дела, и был принят по результатам всенародного обсуждения проекта УПК РФ.

Статьей 13 ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ упрощен порядок возбуждения уголовных дел в отношении следователя, ликвидирован судебный порядок принятия решения о наличии (или отсутствии) в действиях специального субъекта признаков преступления. В результате следователь, расследовавший дело коррупционной направленности, Пысин оказался лишен права рассмотрения его дела судом до принятия решения о возбуждении  уголовного дела (нарушена ч.1 ст.47 Конституции РФ, где сказано, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела судом). Оспариваемый закон исказил саму идею создания в УПК РФ 2001г такого правового института, как особенности производства по уголовным делам в отношении отдельной категории лиц (глава 52 раздел XVII УПК РФ) – практически таких особенностей в отношении следователя  в отличие от других спецсубъектов не осталось, а следователь в нарушении ст. 19 Конституции РФ поставлен в неравное с другими спецсубъектвами уголовного права положение в силу специфики его процессуальной деятельности именно в структуре органов предварительного расследования, когда имеет место вертикаль трудовых отношений, подчинение нижестоящего работника вышестоящему (работодателю). Нарушена ст.45 Конституции РФ, ибо следователь, защищая интересны государства, в данном случае, при расследовании уголовных дел коррупционной направленности,   сам лишен права  государственной защиты.  Принимая  изменения 2008г, законодатель «замолчал» от широкой общественности столь существенное изменение положения следователя в сторону ухудшения и практически, ликвидировал сформировавшийся строй демократических норм по исследуемому вопросу под предлогом исполнения требований  Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года, Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и ФЗ «О противодействии коррупции». Между тем, ст.20 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года обязывает Государство принимать такие меры, которые могут потребоваться для обеспечения специализации  лиц для борьбы с коррупцией,  предоставления им необходимой независимость с тем, чтобы они выполняли свои функции эффективно и без какого-либо неправомерного давления. Аналогичные положения закреплены в ст.ст. 6, 36 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года. Ст.11  данной Конвенции (от 31 октября 2003 года) закрепляет обязанность Государства принимать меры по укреплению честности и неподкупности в органах прокуратуры, недопущению  любых возможностей для коррупции в этих органах, а ст. 30 обязывает принимать  меры,  какие могут потребоваться с тем, чтобы установить или обеспечить, в соответствии со своей правовой системой и конституционными принципами, надлежащую сбалансированность между любыми иммунитетами или юрисдикционными привилегиями, предоставленными его публичным должностным лицам в связи с выполнением ими своих функций. Пысин расследовал дело, связанное с участием Трифоновой в совершении мошенничества в области распределения государственных должностей в Совете Федерации и назначения губернаторов субъектов Федерации за крупное денежное вознаграждение, явно относящееся к разряду дел, определенных по указанным международным стандартам, в качестве дел коррупционной направленности. Такая деятельность не может быть предпринимательской.

Изменение порядка возбуждения уголовного дела в отношении следователя нарушает ст.15 Конституции РФ, в соответствии с которой иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ. Действующий порядок возбуждения уголовных дел в отношении следователей СКП не соответствует требованиям ст. 18 Конституции РФ (права и свободы  человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и  применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, и обеспечиваются правосудием). Факт наличия трудовых отношений между субъектами права при реализации оспариваемого  ФЗ нарушает равенство всех перед законом и судом (ст.19 Конституции РФ). В данной ситуации только суд может гарантировать субъектам такое равенство, ибо их трудовые отношения изначально подразумевают неравенство. Ст.21 Конституции РФ закрепляет государственную охрану достоинства личности: ничто не может быть основанием для ее умаления. Оспариваемый нормативный акт умалил достоинство личности, значительно ухудшив положение любого следователя прокуратуры в вопросах его защищенности от произвола непосредственных руководителей при расследовании уголовных дел и осуществления допустимой процессуальной самостоятельности. Оспариваемый ФЗ противоречит ст.ст.46,47, 49 Конституции РФ (гарантия права на судебную защиту, судебное рассмотрение вопроса), нарушает принцип  презумпции невиновности. Следователь Пысин объявлен виновным еще до возбуждения уголовного дела,  до получения заключения судебно-медицинской экспертизе о причинах и обстоятельствах смерти Трифоновой, а в дальнейшем до предъявления обвинения заявлением Председателя СПК РФ Бастрыкина 07.09.2010 о том, что обвинение Пысину будет предъявлено в обязательном порядке.

Имеется нарушение ч.2 ст.54 Конституции РФ в связи с тем, что в момент наступления смерти Трифоновой и в период ее содержания в лечебных учреждениях сизо и гражданских больниц на правах следственно-арестованной, не считалось правонарушением избирать в отношении лиц с заболеваниями меру пресечения – содержание под стражей,  нормативно установленного запрета на такое помещение в федеральном законодательстве не имелось.

Следователь стал заложником субъективной оценки  процессуальной деятельности со стороны своего работодателя, обязанного по должности   контролировать его процессуальную и иную деятельность. Решение о возбуждении уголовного дела стало актом внутриведомственного наказания по результатам служебной проверки о дисциплинарном нарушении. Следователь Пысин лишен конституционного права осуществлять свою судебную защиту на стадии решения вопроса о возбуждении уголовного дела:  он мог использовать ст.51 Конституции РФ и не давать пояснения по существу случившегося вообще, либо до наступления важных для него обстоятельств, например, до получения заключения специалистов о причине смерти. Он был лишен право требовать приобщения к материалам доследственной проверки реабилитирующих его и имеющихся в наличии важных процессуальных и иных документов. При проведении служебной проверки  лишен уголовно-процессуальных и Конституционных гарантий своих прав. Руководство волевым решением отказалось знакомить его с материалами служебной проверки. Возбуждение уголовного дела в отношении него было для следователя Пысина внезапной и полной неожиданностью, о чем узнал не  от должностного лица, возбудившего дело, а из прессы. Рапорт об обнаружении признаков преступления от имени следователя Рассохова подан и.о. Руководителя одного из управлений СКП РФ, в данном случае Саменковой Е.А, которая  приняла окончательное решение, написав на данном рапорте резолюцию: «Рассохову Р.Г. Зарегистрировать в КУРСП по ч.2 ст.293 УК РФ. Провести проверку и принять решение в порядке  ст.ст.144-145 УПК РФ. 04.05.2010». Резолюция содержит нарушение конституционного права специального субъекта  на рассмотрение и принятия в отношении него решения  уполномоченным  представителем органов государственной власти. В  ч.1 ст.17 Конституции РФ сказано: в РФ признаются  и гарантируются права человека, согласно общепризнанным нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ. В.И. Пискунов принял решение о возбуждении дела по рапорту, поданному в нижестоящее управление,  по материалам служебной проверки, по документу, который ему не отписан к исполнению, то есть с нарушением установленного уголовно-процессуального порядка, гарантированного ч.2 ст.50 Конституцией РФ, при отсутствии процессуальных полномочий.

Возникла следственно-правовая ситуация, когда добросовестный следователь оказался один на один с недобросовестным работодателем, заинтересованным в наказании подчиненного ему  по трудовому соглашению работника для исключения  своей собственной ответственности за упущения в вопросах реализации правоприменительной деятельности, своевременного реагирования надлежащего подразделения СКП РФ на публикации в СМИ,  принятие скоропалительного решения, в основе которых лежит подчиненность по службе, то есть неравенство, зависимость нижестоящего работника от вышестоящего, что исключает объективность. Части 1,2 ст.19 Конституции РФ, предусматривают  равенство всех перед законом.  Отсутствие у следователя права принять самостоятельное решений о защите конституционных прав обвиняемых на охрану здоровья, закрепленных в ст.41 Конституции РФ, работодателем не оценено в должно степени.  Привлечение к уголовной ответственности в порядке,  установленном обжалуемым законом, порождает одновременное рассмотрение  трудовых судебных споров, что в принципе исключено при судебном рассмотрении материала. При обжаловании постановления о возбуждении  дела следственные органы не предоставили в суд  заключение о причине смерти Трифоновой, лишив   права защиты на указанной стадии процесса. Исследование причин смерти по ч.2 ст.293 УК РФ является обязательным. Обжалование постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица значительно отличается от права аргументировать свои доводы перед судом еще до возбуждения уголовного дела.

VIII. Требование, обращенное в связи с жалобой к Конституционному Суду Российской Федерации.

В своей жалобе сторона защиты  просит принять жалобу к рассмотрению и проверить соответствие статьи 13 ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» (принят ГД ФС РФ 19.12.2008) в части исключения из диспозиции п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ слов «на основании заключения судей районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления» статьям  ст.ст. 15, 18, ч.ч.1,2 ст.19, ч.1 ст. 21, ст.45, ч.1 ст.46, ч.1 ст.47, ч.ч.1,3 ст.49, ч.2 ст.50, ч.2 ст. 54 Конституции РФ, а также международно-правовым актом, в исполнение которых эти изменения приняты, и признать данный закон не соответствующим Конституции РФ.

«_____»  сентября 2010 года

Адвокат некоммерческой организации
Коллегии адвокатов «ВЕРА»
в Хабаровском крае                                                                  Р.Ю. Качановская

Приложение:

1.Жалоба (копия жалобы) в Конституционный Суд Российской Федерации (3 экз.);

2.Федеральный Закон от 25.12.2008 №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» (принят ГД ФС РФ 19.12.2008)(3 экз;)

3. Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года (3 экз);

4. Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 год(3 экз);

5. Федеральный Закон «О противодействии коррупции» (3 экз);

6. Копия официального документа – постановления о возбуждении уголовного дела от 04.05.10, подтверждающего применение обжалуемого закона  в отношении Пысина С.В.(3 экз.);

7. Фотокопия из судебного дела по рассмотрению жалобы Пысина на постановление о возбуждении уголовного дела от 04.05.2010г рапорта об обнаружении признаков преступления (3 экз);

8.Копии процессуальных документов об отказе подозреваемому Пысину С.В. в удовлетворении ходатайства об ознакомлении с материалами служебной проверки (3 экз.);.

9.Копии процессуальных документов об отказе в удовлетворении ходатайств подозреваемому Пысину С.В. в предоставлении копий постановления о назначении экспертизы и заключения экспертизы (3экз.);.

10.Копии публикаций в СМИ о выдаче свидетелю заключения экспертизы по уголовному делу в отношении Пысина (3 экз.);

11.Копии следственных документов об отказе в удовлетворении ходатайств и рассмотрении жалоб в пользу подозреваемого (3 экз);;

11.Ордер адвоката Качановской Р.Ю.;

12. Документ об уплате госпошлины.

Адвокат некоммерческой организации
Коллегии адвокатов «ВЕРА»
в Хабаровском крае                                                                                                                                    Р.Ю. Качановская

РЕГИСТРАЦИЯ В КС РФ: 14173/15-01/10 от 07.10.10

Конституционный Суд Российской Федерации

Секретариат

 

№14173/15-01/10                                                                        «2» ноября 2010г.

В некоммерческую организацию – Коллегию адвокатов ..

….

Уважаемая Раиса Юрьевна!

В соответствии со статьями 40 и 111 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» поданная Вами жалоба на нарушение конституционных прав гражданина С.В. Пысина статьей 13 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных  Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года  и принятием  Федерального закона «О противодействии коррупции» рассмотрена в Секретариате Конституционного  Суда Российской Федерации, в связи с чем сообщаем следующее.

Согласно части первой статьи 96  Федерального конституционного законодательства «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение в Конституционный Суд с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают лица, чьи конституционные права и свободы были нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушении своих конституционных прав и свобод законом, и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемый закон, примененный или подлежащий применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права, а восстановление нарушенных прав осуществимо посредством конституционного судопроизводства. Однако в представленной Вами жалобе ее заявителем названы Вы, а не С.В. Пысин. Таким образом, Ваши конституционные права и свободы не могут быть нарушены обжалуемым законом. По этой причине данная жалоба не соответствует условию допустимости, предусмотренному пунктом 1 статьи 97 названного Федерального конституционного закона.

Необходимо также учитывать, согласно статье 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации. Лишь в случаях, специально предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским  образованием. В иных ситуациях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. По смыслу пункта 2 части первой статьи 38 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» к направляемому в Конституционный Суд Российской Федерации к обращению должна быть приложена доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия представителя, за исключением случаев, когда представительство осуществляется по должности (а н ев силу выданных доверенности или ордера), а также копии документов,  подтверждающих право лица выступать в Конституционном Суде Российской Федерации в качестве представителя, которые Вами не представлены (имеется лишь ордер некоммерческой организации – коллегии адвокатов №85 от 24 сентября 2010 года).

Кроме того, данный ордер не соответствует форме, установленной приложением к приказу Министерства юстиции  Российской Федерации от 8 августа 2002 года № 217.

Следует обратить Ваше внимание и на то обстоятельство, что указывая в подтверждение неконституционности оспариваемых норм именно  на отсутствие в них положения о таком условии возбуждения уголовного дела в отношении следователя, как заключения судьи о наличии в деянии признаков преступления, вы фактически ставите вопрос о внесении целесообразных, с Вашей точки зрения, дополнений в действующее законодательство. Между тем его разрешение не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьями 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», а является  прерогативой законодателя (Определение Конституционного  Суда Российской Федерации от 3 июля 1997 года № 87-О; от 8 октября 1998 года №123-О; от 21 декабря 2001 года № 274-О; от 23 июня 2005 года № 229-О).

Неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность в законе, могут являться основанием проверки конституционности закона по жалобе гражданина лишь при условии, что приводит в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 1995 года №116-О). Вами же не представлено так, как того требует закон (пункт 8 части второй статьи 37 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»), правового обоснования того, какие конкретно  конституционные права и свободы человека и гражданина могут быть нарушены отсутствием судебной процедуры проверки наличия в деянии признаков преступления при возбуждении уголовного дела против следователя.

Из содержания остальной части Вашей жалобы не следует, что оценка нарушения и восстановление прав С.В. Пысина связаны не с ошибками правоприменительных органов и незаконной правоприменительной практикой, а с дефектами оспариваемых законодательных норм. Значительное место в своей жалобе Вы уделяете анализу незаконных действий и решений органов предварительного следствия. При этом Вы, по существу, выражаете несогласие с этими действиями и решениями, подчеркиваете их несоответствие ряду положений УПК Российской Федерации. То есть Вы обжалуете действия и решения правоприменителя, а не законоположения. Так, Вы пишете в своей жалобе, что возбуждение уголовного дела против С.В. Пысина явилось актом его внутриведомственного наказания; что он был лишен права требовать приобщения к материалам дела реабилитирующих его документов, других гарантий своих прав и т.д. (с.5-6). Однако Конституционный Суд Российской Федерации  не уполномочен проверять конкретные правоприменительные акты и учитывать сложившуюся правоприменительную  практику лишь как дополнительный критерий, позволяющий выявить  смысл проверяемой нормы закона (статься 74 Федерального конституционного  закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Проверка законности и обоснованности решений правоприменительных органов в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3  Федерального конституционного  закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входит. Ваша жалоба не соответствует предъявляем к ней требованиям в той части, в которой она, по существу, направлена на выявление дефектов судебной практики,  а не на конституционности норм закона.

С учетом изложенного  и руководствуясь частью второй статьи 40 Федерального конституционного  закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Секретариат уведомляет Вас о несоответствии Вашей жалобы установленным требованиям. По этой  причине вынуждены Вам сообщить, что Ваша жалоба не может быть принята Конституционным Судом  Российской  Федерации к рассмотрению.

По вопросу возврата государственной пошлины Вам следует обратиться в Межрайонную ИФНС России № 7 по Санкт-Петербургу по адресу: 190068, Санкт-Петербург, наб. канала Грибоедова, д.133. В заявлении надлежит указать  свои паспортные данные, номер лицевого счета, на который будет осуществлен возврат, наименование отделения Сбербанка; к заявлению прилагается справка Конституционного Суда Российской Федерации о возврате госпошлины и подлинник квитанции (платежного поручения) о ее оплате.

Приложение: жалоба на 421 листах, квитанция госпошлины, справка о возврате госпошлины.

Советник Конституционного Суда

Российской Федерации  А.В. Смирнов

Конституционный Суд Российской Федерации

Секретариат

 

№14173/15-01/10                                                                            «2» ноября 2010г.

С П Р А В К А

 

Настоящая справка выдана в соответствии со статьей 39 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»  Качановской Раисе Юрьевне для получения из федерального бюджета государственной пошлины в сумме ста рублей 00 копеек (100 руб. 00 коп.), перечисленной по квитанции от 5 октября 2010 года, так как обращение не было принято к производству.

Руководитель Секретариата Е.В. Кравченко

Viewed 5500 times by 2063 viewers




Оставить комментарий или два

Spam Protection by WP-SpamFree

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Обсуждение

  • гость: очень хорошие съемки ! Спасибо автору!
  • гость: Прочтено
  • гость: у каждого вида деятельности должен быть результат
  • гость: Поздравляем с новой профессией и желаем найти для себя...
  • admin: Прошу прощения за поздний ответ! Вам, конечно, следует...

Метки

Календарь

Август 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031