Облако меток

3.Жалоба о проверке конституционности закона, примененного в конкретном деле заявителя

Опубликовал admin 18 Август 2011 в рубрике Конституционное судопроизводство по делу. Комментарии: 0

Исх. №93 от 17.02.2011

Конституционный Суд

Российской Федерации

 

Жалоба о проверке конституционности закона, примененного в конкретном деле заявителя

 

I.Заявитель

1. Пысин Сергей Владимирович – подозреваемый по уголовному делу №201/355063-10, находящемуся в производстве  СК РФ СУ по г.Москве.

2.Гражданин Российской Федерации.

3.Адрес: 141004 Московская области, г.Мытищи, ул.С……….., д….., кв.

II. Наименование и адрес государственного органа, издавшего закон, конституционность которого обжалуется:

Государственная Дума РФ, 103265, г.Москва, ул.Охотный ряд,д.1

III. Точное название, номер, дата принятия, источник опубликования обжалуемого закона, конкретный перечень обжалуемых норм:

Федеральный Закон от 25.12.2008 №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции». Принят Государственной Думой 19 декабря 2008 года, Одобрен Советом Федерации 22 декабря 2008 года (Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, № 49, ст.5724).

Обжалуется статья 13 ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ, исключившая из диспозиции п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ слова «на основании заключения судей районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления».

IV. Нормы Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации:

Статьи ст.ст. 15, 18, ч.ч.1,2 ст.19, ч.1 ст. 21, ст.45, ч.1 ст.46, ч.1 ст.47, ч.ч.1,3 ст.49, ч.2 ст.50, 51,  ч.2 ст. 54 Конституции РФ 2003 года.

На основании ст.ст. 37, 38, 39, 96, 97 Федерального Конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» №1-ФКЗ, принят Государственной Думой РФ 24 июня 1994 года, одобрен Советом Федерации РФ 12 июля 1994 года.

V. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации:

ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ является неконституционным и противоречит ст.ст.18, 45, 46, 47, ч.2 ст.50, 51 Конституции РФ, закрепляющим право на защиту, ст.19 Конституции РФ, регламентирующей равенство всех перед законом, ч.3  ст.15, 49, 54 Конституции РФ,  запрещающих применение неопубликованных законов, ч.1 ст.21 Конституции РФ закрепляющую обязательность опубликования нормативных актов, затрагивающих обязанности человека, ст. 45 Конституции РФ, направленная на охрану государством достоинства личности и права на государственную защиту

VI. Описание обстоятельств, свидетельствующих о применении обжалуемых норм в конкретном деле заявителя:

Ссылка на международные нормы права в данной жалобе содержится постольку, поскольку обжалуемый ФЗ в своем названии такую ссылку заключает. Полное название обжалуемого закона применяется со ссылками на международные нормы права, и он принят в исполнение данных международных норм права. Заявитель полагает, что ФЗ в части, им обжалуемой,  противоречит не только Конституции РФ, но и тем нормам международного права, ссылки на которые содержит данный ФЗ. Обжалуется неконституционность примененной Пискаревым уголовно-правовой нормы – п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ в редакции обжалуемого ФЗ.

Применение  ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ состоялось конкретно по уголовному делу в отношении С.В. Пысина  №201/355063-10, возбужденному 04.05.2010 заместителем руководителя СКП РФ Пискаревым со ссылкой на ст.ст.447,448 УПК РФ без указания частей и пунктов данных уголовно-правовых норм. Дело он возбудил по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.293 УПК РФ в связи со смертью 30.04.10 в лечебном заведении ИЗ-77/1 УФСИН г.Москвы обвиняемой по ч.3 ст.30, ч. 4 ст.159 УК РФ Трифоновой по уголовному делу, находившемуся в производстве С.В. Пысина – следователя по ОВД отдела по расследованию уголовных дел коррупционной направленности СУ СКП РФ по Московской области.

VII. Позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции Российской Федерации (описание и аргументация предполагаемого нарушения положений нарушения положений Конституции Российской Федерации).

Статьей 13 ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ упрощен порядок возбуждения уголовных дел в отношении следователя СКП РФ и изменена редакция п.10.ч.1 ст.448 УПК РФ. В результате следователь СКП РФ С.В. Пысин, расследовавший дело коррупционной направленности, оказался лишен права рассмотрения вопроса об отсутствии (наличии) в его действиях признаком уголовно-наказуемого деяния не работодателем до принятия постановления о возбуждении  уголовного дела, что не соответствует ч.1 ст.47 Конституции РФ, где сказано, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела судом; ст. 19 Конституции РФ, гарантирующей равенство всех перед законом и судом, обеспеченное государством. Оспариваемый закон исказил  идею создания в УПК РФ 2001г такого правового института, как особенности производства по уголовным делам в отношении отдельной категории лиц (глава 52 раздел XVII УПК РФ) – практически таких особенностей в отношении следователя СКП РФ в отличие от других спецсубъектов, по которым также регламентирован внесудебный порядок возбуждения уголовного дела,  не осталось. Это произошло в силу специфики его процессуальной деятельности  в структуре органов предварительного расследования СКП РФ, когда имеет место вертикаль трудовых отношений, подчинение нижестоящего работника вышестоящему (работодателю). Факт наличия трудовых отношений между субъектами уголовного права и уголовно-процессуального права при реализации оспариваемого  ФЗ нарушает равенство всех перед законом и судом. В данной ситуации в отношении следователя СКП РФ, наделенного правом расследования уголовных дел в отношении своих же сотрудников, только суд может гарантировать субъектам – сотрудникам СКП РФ такое равенство, ибо именно их трудовые отношения в системе СКП РФ изначально подразумевают неравенство. И это происходит  в противовес правам других спецсубъектов, в отношении которых этим же ФЗ также установлен внесудебный порядок возбуждения уголовных дел, так как все эти субъекты, за исключением следователей СКП, не состоят в неравном (трудовом) правоотношении с руководителем СКП РФ.

Нарушена также ст.45 Конституции РФ, ибо следователь СКП РФ, защищая интересны государства, в данном случае, при расследовании уголовного дела коррупционной направленности,   сам лишен права  государственной защиты.  Принимая ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ, законодатель руководствовался требованиями  Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года, Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и ФЗ «О противодействии коррупции», но создал норму, противоречащую ч.4 ст.15 Конституции РФ, в которой сказано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международные договоры РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила  международного договора».

Ст.20 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года обязывает Государство принимать такие меры, которые могут потребоваться для обеспечения специализации  лиц для борьбы с коррупцией,  предоставления им необходимой независимости с тем, чтобы они выполняли свои функции эффективно и без какого-либо неправомерного давления. Аналогичные положения закреплены в ст.ст. 6, 36 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года. Ст.11  данной Конвенции (от 31 октября 2003 года) закрепляет обязанность Государства принимать меры по укреплению честности и неподкупности в органах прокуратуры, недопущению  любых возможностей для коррупции в этих органах, а ст. 30 обязывает принимать  меры,  какие могут потребоваться с тем, чтобы установить или обеспечить, в соответствии со своей правовой системой и конституционными принципами, надлежащую сбалансированность между любыми иммунитетами или юрисдикционными привилегиями, предоставленными его публичным должностным лицам в связи с выполнением ими своих функций.

Пысин расследовал дело, связанное с участием Трифоновой в совершении мошенничества в области распределения государственных должностей в Совете Федерации и назначения губернаторов субъектов Федерации за крупное денежное вознаграждение, явно относящееся к разряду дел, определенных по установленным стандартам, в качестве дел коррупционной направленности.

Действующий порядок возбуждения уголовного дела в отношении следователя СКП РФ не соответствует требованиям ст. 18 Конституции РФ, констатирующей, что права и свободы  человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и  применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, и обеспечиваются правосудием. Ст.21 Конституции РФ закрепляет государственную охрану достоинства личности: ничто не может быть основанием для ее умаления. Оспариваемый нормативный акт умалил достоинство личности следователя СКП РФ, значительно ухудшив положение любого следователя СКП РФ в вопросах его защищенности от произвола непосредственных руководителей при расследовании уголовных дел коррупционной составляющей, и осуществления допустимой процессуальной самостоятельности. Оспариваемый ФЗ противоречит ст.ст.46,47, 49 Конституции РФ, гарантирующим следователям СКП РФ  право на судебную защиту, судебное рассмотрение вопроса, и соблюдение в отношении них принципа  презумпции невиновности. Конкретно в данном случае работодатель среди нескольких подчиненных руководству СКП РФ должностных лиц выбрал в качестве спецсубъекта конкретного преступления следователя, который не был наделен (и по должности не наделен и в настоящий момент) процессуальным правом  принятия самостоятельного решения по освобождению арестованной (по решению суда)  обвиняемой из-под стражи в связи с ее болезнью.

Следователь СКП РФ стал заложником субъективной оценки  процессуальной деятельности со стороны  работодателя – заместителя Председателя СКП РФ В.И. Пискарева, обязанного по должности   контролировать его процессуальную и иную деятельность  и нести ответственность наряду со следователем СКП РФ за  нарушения,  не выявленные им своевременно, как работодателем. Только суд может в данном случае объективно оценить факт наличия (отсутствия) признаков преступления в действиях следователя СКП РФ, исключив ситуацию, когда решение о возбуждении уголовного дела становится актом внутриведомственного наказания по результатам служебной проверки о дисциплинарном нарушении. Так и получилось в отношении спецсубъекта следователя СКП Пысина С.В. – основанием к возбуждению уголовного дела в отношении него стали не регламентированные ст.140-145 УПК РФ материалы доследственной процессуальной проверки, а материалы служебной  проверки, порядок проведения которой регламентирован не  УПК РФ, а трудовым законодательством. Главное нарушение прав обусловлено тем, что к материалам служебной проверки Пискарев не приобщил сведения о причине смерти следственно-арестованной и иные важные документы, тогда как процессуальная проверка предполагает обязательное наличие заключения специалиста о причине смерти и наличие объяснений  тех лиц, в присутствии которых наступила смерть следственно-арестованной и лиц, осуществлявших ее лечение и контроль за состоянием здоровья.

Сам процесс возбуждения уголовного дела в отношении следователя СКП РФ, расследовавшего уголовного дело с коррупционной составляющей, упрощен до крайности. Рапорт об обнаружении признаков преступления от имени следователя  по результатам служебной проверки подан  не руководителю вышестоящего следственного комитета, как того требует п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ, а руководителю  одного из структурных подразделений СКП РФ. Резолюция руководителя ГСУ, как структурного подразделения СКП РФ,  содержит нарушение конституционного права специального субъекта  на рассмотрение и принятие в отношении него решения  уполномоченным  лицом. Это противоречит ч.1 ст.17 Конституции РФ, где сказано: в РФ признаются  и гарантируются права человека, согласно общепризнанным нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ с нарушением установленного уголовно-процессуального порядка, гарантированного ч.2 ст.50 Конституцией РФ, при отсутствии процессуальных полномочий. Привлечение к уголовной ответственности в порядке,  установленном обжалуемым законом, порождает одновременное рассмотрение  трудовых судебных споров, что в принципе исключено при судебном рассмотрении материала до возбуждения уголовного дела и для определения наличия признаков преступления в действиях следователя.

VIII. Требование, обращенное в связи с жалобой к Конституционному Суду Российской Федерации.

Заявитель просит принять жалобу к рассмотрению КС РФ и проверить соответствие статьи 13 ФЗ от 25.12.2008 №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» (принят ГД ФС РФ 19.12.2008) в части исключения из диспозиции п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ слов «на основании заключения судей районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления» статьям  ст.ст. 15, 18, ч.ч.1,2 ст.19, ч.1 ст. 21, ст.45, ч.1 ст.46, ч.1 ст.47, ч.ч.1,3 ст.49, ч.2 ст.50, ч.2 ст. 54 Конституции РФ,  направленных на охрану государством достоинства личности и права на государственную защиту), в исполнение которых эти изменения приняты, и признать данный закон не соответствующим Конституции РФ.

Заявитель учел замечания ведущего советника Управления конституционных основ уголовной юстиции К.Б. Калиновского  от   07 февраля 2011 года №338/15-01/11 к тексту жалобы, поступавшей в КС РФ  от его имени ранее:

-заявлено требование о проверке обжалуемого закона Конституции РФ и убраны иные требования;

-заявитель конкретизировал, что неравенство при наличии трудовой вертикали с СКП, у него появилось применительно к спецсубъектам, в отношении которых также имеется внесудебный порядок принятия решения, хотя и ранее он не сравнивал себя ни с судьями, ни  с депутатами;

-Пискарев нарушил требования УПК РФ и не указал ни пункт ни часть ст.448 УПК РФ, на основании которой принял решение о возбуждении дела – это нарушение Пискарева и заявитель никак не может его устранить, а может только сделать вывод: раз он, заявитель, по должности – следователь, значит, Пискарев имел в виду именно п.10, ч.1 ст.448 УПК РФ.

Заявитель просит принять жалобу к рассмотрению, так как  он учел все замечания секретариата и при первичном возвращении  жалобы  адвокату Качановской Р.Ю., подававшейся в интересах заявителя, и содержавшей аналогичные доводы о применении норм трудового права в уголовном процессе. Во вторичном тексте аналогичной жалобы заявитель  учел все первичные замечания секретариата и привел текст жалобы в соответствие требованиям данного подразделения КС РФ. При вторичном возвращении жалобы по существу с той же мотивацией, что и первично, секретариат приводит новые доводы о невозможности рассмотрения  жалобы в КС РФ, о которых первично ничего не сообщал заявителю.

«17»   февраля 2011 года

Заявитель                                                                                        С.В.  Пысин

Приложение:

1.Жалоба (копия жалобы) в Конституционный Суд Российской Федерации (3 экз.);

2.Федеральный Закон от 25.12.2008 №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» (принят ГД ФС РФ 19.12.2008)(3 экз;)

3. Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года (3 экз);

4. Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 год(3 экз);

5. Федеральный Закон «О противодействии коррупции» (3 экз);

6. Копия официального документа – постановления о возбуждении уголовного дела от 04.05.10, подтверждающего применение обжалуемого закона  в отношении Пысина С.В.(3 экз.);

7. Фотокопия рапорта об обнаружении признаков преступления из судебного дела по рассмотрению жалобы Пысина на постановление о возбуждении уголовного дела от 04.05.2010г (3 экз);

8.Документ об уплате госпошлины.

Заявитель                                                                                    С.В. Пысин

РЕГИСТРАЦИЯ В КС РФ № 3150/15-01/11 от 09.03.11

Конституционный Суд Российской Федерации

Определение

от 21 апреля 2011гю № 593-О-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пысина Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав подпунктом «Е» пункта 1 статьи 13 Федерального Закона «О внесении изменений  в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией  конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и конвенции об уголовной ответственности  за коррупцию от 21 января 1999 года и принятием Федерального  закона «О противодействии коррупции»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И.Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Рассмотрев по требованию гражданина С.В. Пысина вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании  Конституционного  Суда Российской  Федерации,

установил:

1. В отношении следователя по особо важным делам отдела по расследованию преступлений коррупционной направленности следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Московской области С.В. Пысина заместителем Председателя Следственного комитета при прокуратуре  Российской Федерации было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного часть второй статьи 293 «Халатность» УК Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд  Российской Федерации  С.В. Пысина просит признать не соответствующим статьям 15, 18, 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 45,46 (часть 1), 47 (часть 1), 49 (часть 1 и 3), 50 (часть 2) и 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации подпункта «е» пункта 1 статьи 3 Федерального Закона «О внесении изменений  в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией  конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и конвенции об уголовной ответственности  за коррупцию от 21 января 1999 года и принятием Федерального  закона «О противодействии коррупции», которым был изменен  установленный пунктом 1- части первой статьи 448 УПК Российской Федерации порядок принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении следователя. Оспариваемым законоположением исключено указание на необходимость предварительного получения вышестоящим руководителем  следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда о наличии в действиях следователя признаков преступления. По мнению заявителя, возбуждение уголовного дела в отношении следователя его руководителем по службе, который несет ответственность за организацию работы следственного органа и в силу этого не является объективным, нарушает принцип равенства всех перед законом  и удом, право на доступ к правосудию, право на эффективную государственную защиту лиц,  занимающихся расследованием преступлений коррупционной направленности.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив  представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно  Конституции Российской Федерации уголовное и уголовно-процессуальное законодательство находится в ведении Российской Федерации (статья 71, пункт «о»); по предметам ведения Российской Федерации  принимаются федеральные закона, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации (статья 76, часть 1). Из этих положений Конституции Российской Федерации следует, что принятие решений  о введении особого порядка производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц и об установлении дополнительных гарантий их неприкосновенности относится к исключительной компетенции федерального законодателя, который, определяя – исходя из конституционно значимых целей и принципов демократического правового государства – как круг лиц, нуждающихся в предоставлении такого рода гарантий, так и содержание и объем этих гарантий, вправе  закреплять наиболее целесообразный механизм возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование по уголовным делам, в целях достижения оптимального баланса между интересами обеспечения их процессуальной самостоятельности и привлечения к уголовной ответственности виновных в совершении преступлений.

Отмена оспариваемым законоположением предварительного судебного контроля над возбуждением уголовного дела в отношении следователя или привлечением его в качестве обвиняемого (при том что решение вопроса о возбуждении в отношении него уголовного дела или привлечении его в качестве обвиняемого было отнесено пунктом 1- части первой статьи 448 УПК Российской Федерации к компетенции особого должностного лица – вышестоящего  руководителя следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, а в ныне действующей редакции Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 404-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные  акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности  органов предварительного следствия» – руководителем следственного органа  Следственного комитета Российской Федерации  по субъекту Российской Федерации  либо Председателем  Следственного комитета Российской Федерации или его заместителем) сама по себе не означает упразднение специального – усложненного – порядка производства по уголовным делам в отношении названной категории лиц в качестве гарантий процессуальной самостоятельности следователя.

Как видно из жалобы С.В. Пысина, нарушение своих прав он связывает с тем, что действующим законодательством руководитель следственного органа принимает решение о возбуждении уголовного дела в отношении подчиненного и подконтрольного ему по службе следователя, что, по мнению заявителя, свидетельствует о необъективности и предвзятости такого решения. Между тем в соответствии с правовой позицией Конституционного  Суда Российской Федерации, выраженной им в Определении от 16 декабря 2008 года № 1080-О-П, основания, предусмотренные уголовно-процессуальным законом для отвода следователя и других лиц, осуществляющих  производство по уголовному делу, должны распространяться  и на руководителя следственного органа при наличии обстоятельств, позволяющих усомниться в его беспристрастности. Публичный характер исполняемых данным  должностным лицом обязанностей, предполагающий его независимость и беспристрастность, несовместим с наличием у него личной заинтересованности в исходе уголовного дела, которая может отразиться на оценке имеющихся в деле доказательств, поставить под сомнение его беспристрастность и объективность при принятии решений по делу, в том числе при решении вопроса о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, оспариваемое заявителем законоположение не может рассматриваться как  нарушающее его конституционные права, перечисленные в жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, часть первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционным Судом Российской Федерации

определил:

1.Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пысина Сергея Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»я, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд  Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д. ЗОРЬКИН

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=114556;frame=0

Viewed 6359 times by 1881 viewers




Оставить комментарий или два

Spam Protection by WP-SpamFree

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Обсуждение

  • гость: очень хорошие съемки ! Спасибо автору!
  • гость: Прочтено
  • гость: у каждого вида деятельности должен быть результат
  • гость: Поздравляем с новой профессией и желаем найти для себя...
  • admin: Прошу прощения за поздний ответ! Вам, конечно, следует...

Метки

Календарь

Август 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031