Облако меток

Назначение сложных комиссионных экспертных исследований по фактам исчезновения людей.

Опубликовал admin 14 Январь 2012 в рубрике Публикации в журналах. Комментарии: 0

Во исполнение требований п. 1, 2 ч. 1 ст. 196 УПК РФ в ходе расследования уголовных дел, возбужденных по фактам исчезновения людей по признакам ст. 105 УК РФ, должны проводиться сложные судебно-медицинские экспертизы с привлечением квалифицированных специалистов различных отраслей медицины. Перед ними необходимо поставить вопросы о возможности гибели, причинах и особенностях вероятного наступления смерти, механизме, характере и степени причинения вреда здоровью (жизни) пострадавшего.
Наиболее распространенным упущением органов предварительного следствия по делам указанной категории является неиспользование возможностей, предоставляемых им законом1.
Статьи 21–23 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», раздел XII Приказа Минздрава России № 161 наделяют государственные экспертные учреждения правами производить комиссионные (или комплексные) исследования по материалам уголовных дел в составе не менее двух высококвалифицированных специалистов, с возложением на эксперта-организатора в числе других обязанности известить правоохранительный орган о необходимости проведения дополнительных следственных действий, в том числе допроса с участием члена комиссии экспертов, а также вести иную важную для целей проведения экспертизы переписку с лицом, назначившим исследование. Приказ № 161 не запрещает осуществлять комиссионные и комплексные экспертизы по уголовным делам о преступлениях против жизни при отсутствии трупа пострадавшего в целях установления наиболее вероятной причины смерти. Другие нормативно-правовые акты также не содержат никаких положений, исключающих возможность производства таких экспертиз. Указанная деятельность следственных подразделений прокуратуры и экспертов бюро судебно-медицинской экспертизы (далее ГУЗ «БСМЭ») должна находиться под постоянным контролем надзирающих прокуроров. В свою очередь, следователям необходимо овладеть методикой назначения и производства сложных экспертиз по материалам уголовных дел об убийствах, сопряженных с сокрытием трупа, и следов преступления, принимать меры к повышению как уровня своей профессиональной подготовки в данной сфере, так и качества следствия, при условии всесторонности и полноты исследования доказательств, соблюдения принципов наглядности следственных действий и экспертных исследований. По всем уголовным делам об убийствах, по которым труп отсутствует, а также при обнаружении костных фрагментов и зольных останков органам следствия надлежит путем проведения конкретных следственных действий устанавливать объективные обстоятельства, свидетельствующие:

а) об отсутствии пострадавшего по месту постоянного жительства;

б) о прекращении контактов с близкими людьми и родственниками;

в) о внезапном оставлении места постоянной работы;

г) о том, что исчезнувший мог стать объектом преступного посягательства.

Во взаимодействии с оперативно-розыскными подразделениями УВД и с привлечением специалистов экспертно-криминалистического центра УВД, бюро судебно-медицинской экспертизы, а также центра судебной экспертизы министерства юстиции органы следствия должны:

— установить и осмотреть места совершения убийств или причинения смерти при других обстоятельствах, а также иные места, имеющие непосредственное отношение к причинению смерти, перемещению, расчленению и захоронению трупа;

— организовать проверку показаний очевидцев на месте происшествия. При этом в обязательном порядке необходимо учитывать время, прошедшее от момента совершения преступления до проведения следственного действия, и возможность добросовестного заблуждения свидетелей и обвиняемых относительно места нахождения тех или иных вещественных доказательств, прежде всего трупа пострадавшего (допрашиваемый может быть введен в заблуждение объективными обстоятельствами, к примеру изменением обстановки на месте происшествия: перенос изгороди в иное место, ликвидация строения, сруб дерева, устройство тротуара и др. — указанные факты подлежат установлению путем допроса лиц, в чьем ведении находится исследуемая территория);

— принять все меры к обнаружению следов биологического происхождения при осмотре места происшествия (мест, имеющих отношение к причинению смерти, мест проверки показаний очевидцев), а при выявлении таковых — назначить и провести экспертные исследования вещественных доказательств;

— направить поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий по установлению очевидцев преступления;

— используя тактический прием детализации, процессуально зафиксировать (с применением современных технических средств) показания лиц, ставших очевидцами причинения смерти, путем осуществления допросов, проверки показаний на месте, осмотров места убийства, следственных экспериментов с участием свидетелей, а также получить и задокументировать показания судебно-медицинского эксперта, по возможности — судебного медика-криминалиста;

— принять меры к установлению личности потерпевших из числа близких родственников убитого (пропавшего без вести).

Для органа следствия желательно, чтобы по факту исчезновения пострадавшего по инициативе его близких родственников и иных заинтересованных лиц (например, органов опеки — при наличии на иждивении пропавшего без вести детей; органов социального обеспечения — в отношении лиц, кому назначена пенсия и проч.) в рамках гражданского процесса было вынесено судебное решение об установлении факта безвестного отсутствия пострадавшего либо о признании лица умершим. Идеальной является ситуация, когда в ходе предварительного следствия обеспечиваются назначение и проведение по делу ситуационной экспертизы, которая может как предварять комиссионную экспертизу по материалам дела, так и составлять часть единого комплексного исследования. Ситуационной экспертизе должно предшествовать проведение следственного эксперимента (порой — нескольких экспериментов с разными лицами) с участием судебных медиков, которым планируется поручить выполнение экспертизы для моделирования наиболее вероятной преступной ситуации, приведшей к смерти. С середины 1960-х годов в криминалистической литературе появился термин «ситуалогическая экспертиза». В некоторых экспертных учреждениях системы здравоохранения такая экспертиза именуется ситуационной. Ситуационная экспертиза, по существу, является исследованием вещественных доказательств, которое, как отмечалось выше, проводится по материалам уголовного дела после соответствующего следственного эксперимента. Данный вид экспертизы выступает как один из способов проверки показаний участников процесса: обвиняемых, подозреваемых, свидетелей или потерпевших. Ситуация — совокупность обстоятельств, положение, обстановка в динамике. В экспертной (судебно-медицинской и криминалистической) практике под ситуацией следует понимать комплекс свойств травмирующего предмета, механизма причинения вреда и условий окружающей среды в момент образования повреждений. Схема изложенного такова: «ситуация — повреждение», т. е. возможно ли в заданной ситуации конкретное повреждение. Под повреждением в судебной медицине понимают нарушение анатомической целостности и физиологической функции организма человека, возникшее в результате внешнего воздействия. Выделяются четыре группы таких травмирующих факторов:

— физические: механический, термический, электрический, барометрический, радиационный;

— химические: кислоты, щелочи и пр.;

— биологические: возбудители заболеваний и продукты их жизнедеятельности;

— психические.

Задачей ситуационной экспертизы является исследование ситуации по объектам и следам (повреждениям) и установление свойств повреждающих факторов, механизма происшествия и его элементов. Объектами данной экспертизы признаются сложные многокомпонентные материалы и события происшествия. Следователь обрисовывает эксперту ситуацию (ее версии), предоставляет в его распоряжение вещественные доказательства с повреждениями (следами) и данные, полученные от очевидцев случившегося, а также показания обвиняемых (подозреваемых) об обстоятельствах произошедшего. В результате изучения указанных материалов эксперт формулирует объективный вывод о ситуации (свойствах предмета, механизма и условиях), который сопоставляется с версией обвинения, и дает заключение о возможности или невозможности возникновения всех повреждений (следов) в каждом из вариантов. Существуют три модели формулирования экспертного вывода о ситуации: могло быть, не могло быть, должно было быть. Возвращаясь к схеме «ситуация — повреждение», следует отметить, что не только ситуация предопределяет особенности возникновения следов (повреждений). Существует также обратная зависимость: путем изучения следов (повреждений) можно установить и особенности ситуации (свойства травмирующего предмета, механизмы и условия нанесения травмы — следообразование). Использование данных закономерностей способствует более точному решению вопросов в рамках ситуационной экспертизы. Выводы ситуационной экспертизы делаются по следующему алгоритму: формирование ситуаций (версий) –> прогнозирование и экспериментальное получение повреждений –> сопоставление предполагаемых и реальных повреждений –> статистический (корреляционный) анализ результатов сравнения –> обоснование выводов о возможности или невозможности образования повреждений в рамках одной или нескольких версий. Особенности ситуационной экспертизы таковы:

— проводится только по выдвинутым следственным версиям;

— носит, как правило, повторный комиссионный (или комплексный) характер, проводится с привлечением высококвалифицированных специалистов-экспертов;

— направлена на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию;

— состоит в проверке взаимосвязи обстоятельств (при которых причинено повреждение) и фактов, свидетельствующих о наличии определенных повреждений, в первую очередь жизненно важных органов, т. е. смертельных повреждений или повреждений, которые могли повлечь наступление смерти);

— отличается многоэтапностью и многозвенностью;

— проводится с применением приема моделирования;

— сопровождается проведением следственного эксперимента с участием эксперта;

— часто требует повторного исследования (изучения) места происшествия (для экспертной оценки, а не для фиксации);

— требует применения методов математической статистики для оценки результатов исследования.

При организации и проведении ситуационной экспертизы перед органами следствия стоят следующие задачи: 1. Тщательно проработать варианты развития ситуаций (версии). Здесь необходимо учесть в первую очередь все версии случившегося, которые выдвигаются обвиняемым (подозреваемым). Не должны оставаться без внимания сведения, сообщаемые лицами, признанными потерпевшими и свидетелями. Проверке также подлежит версия, которая сформировалась у органов следствия при осмотре места происшествия и исследовании других доказательств по делу. Кроме того, следователь должен по возможности предвидеть доводы обвиняемого, которые тот выдвинет в судебном заседании, о механизме и условиях образования повреждений и заранее опровергнуть их в рамках указанной экспертизы. 2. Предоставить экспертам максимально полные следственные материалы. В распоряжении медиков в первую очередь должны находиться протоколы осмотра места происшествия, допросов очевидцев случившегося, показания обвиняемого и потерпевшего, заключение судебно-медицинской, биологической и других экспертиз. Особое внимание следователь обязан уделить вопросам допустимости доказательств, которые представляются эксперту, так как опороченное тем или иным образом доказательство, положенное в основу экспертных исследований, автоматически повлечет признание заключения эксперта недопустимым. Это означает, например, что при допросе не должны нарушаться требования Конституции РФ в отношении лиц, не обязанных свидетельствовать против себя и своих близких; осмотр места происшествия в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства не может проводиться без участия понятых и т. п. 3. При необходимости организовать осуществление комплекса специальных исследований в различных учреждениях. 4. Выполнить соответствующие следственные эксперименты на месте происшествия с привлечением эксперта и участника процесса, версия которого подлежит проверке. Желательно фиксировать ход следственного действия и отработку различных ситуаций путем видеозаписи или фотосъемки. Это, во-первых, способствует более полному и объективному экспертному исследованию; во-вторых, исключает возможность отказа участника процесса от своих показаний при проведении следственного эксперимента и проверке конкретных, только им предложенных версий причинения повреждения, обеспечивает принятие судом объективного, обоснованного решения. Необходимо отметить, что ситуационная экспертиза проводится не только по уголовным делам об убийствах при отсутствии трупа или его частичном уничтожении, и наоборот, по делам указанной категории не всегда назначается именно ситуационная экспертиза. В любом случае требуется проведение сложной экспертизы по материалам уголовного дела. Сложной судебно-медицинской экспертизе по материалам уголовного дела может предшествовать не только ситуационная, но и первичная судебно-медицинская экспертиза обнаруженных останков, которые, по версии следствия, принадлежат погибшему. В то же время производство этих экспертиз (ситуационной, первичной СМЭ), как и некоторых других, не является обязательным условием назначения сложной экспертизы по материалам дела. При нехватке информации экспертная комиссия вправе потребовать от правоохранительного органа назначить и провести любые другие исследования до назначения сложной экспертизы по материалам дела. На лицо, производящее экспертизу, возлагается задача определения наиболее вероятной причины смерти пострадавшего при отсутствии возможности выполнения стандартных судебно-медицинских экспертиз в обычном порядке (при наличии трупа пострадавшего). В этом проявляются особенности как расследования убийств при отсутствии трупа, так и экспертных исследований по материалам таких уголовных дел, а также отличие сложной судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовного дела от других видов исследований, в том числе от ситуационной экспертизы. При наличии костных останков трупа желательно назначать не только комиссионную, но и комплексную сложную экспертизу, к участию в которой привлечь медиков-криминалистов, обладающих специальными познаниями в области определения механизма травмирования и отображения повреждения на костных фрагментах, представленных на исследование. Также оправданно участие экспертов-биологов, перед которыми ставятся задачи по исследованию вещественных доказательств, выявлению биологических объектов и определению их групповой принадлежности, а также экспертов других направлений, специалистов из числа научных и практических работников (на усмотрение головного судебно-медицинского экспертного учреждения), на что следователь обязательно должен указать в постановлении о назначении сложной экспертизы по материалам дела. Заключение эксперта должно быть наглядным, содержать схемы, таблицы, фотографии хода и результатов исследования. Данным требованиям отвечает заключение комиссии экспертов по представленному ниже уголовному делу. Именно такое заключение может служить образцом высокой организации труда экспертов (судебных медиков) по определению причин смерти и других важных для установления обстоятельств преступления фактов по уголовным делам о без вести пропавших при полном отсутствии трупа или наличии фрагментарных останков.  18.11.2004 прокуратурой г. Южно-Сахалинска возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, в связи с исчезновением О. 1972 года рождения2. Из материалов дела следует, что О. ранее был судим, нигде не работал, проживал с матерью, за пределы своего региона никогда не выезжал. В последние годы он страдал психическим заболеванием, состоял на учете в областной психиатрической больнице. Последний раз свидетель М. видела О. 23.05.2004 во второй половине дня в компании с Н., П., Г., К., после чего О. по месту постоянного жительства не появлялся. 13.01.2005 от Н. поступила явка с повинной, в которой тот сообщил в правоохранительные органы о своем участии в убийстве О. в группе с П., Г., К. При этом Н. пояснил, что 23.05.2004, в период с 16 до 23 часов, он и другие участники преступления распивали спиртное на квартире пострадавшего, затем поехали на дачу, где продолжили употреблять алкоголь. После чего между О. и остальными лицами произошла ссора, в ходе которой обвиняемые (сначала на даче, затем в лесу) нанесли потерпевшему удары руками и ногами по голове и телу. О. оттащили в лес, где Н. ударил его кирпичом по ребрам и по правой ноге в области коленного сустава, П. и Г. также нанесли ему несколько ударов кирпичом по голове. Убедившись, что О. не подает признаков жизни, труп обложили ветками, сухой травой и подожгли. В своих показаниях Н. подтвердил обстоятельства убийства, изложенные им в протоколе явки с повинной. Обвиняемые П., Г., подозреваемый К. сообщили аналогичные сведения об обстоятельствах и времени убийства О. В период с 13.01.2005 по 30.08.2005 Н., П., Г., К. были задержаны и в отношении них избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Данным лицам предъявлено обвинение по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ в совершении убийства в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений. В результате действий преступников труп мог быть полностью уничтожен огнем. Длительное время поиск тела или его останков результатов не давал. 31.08.2005 в ходе проведения следственного действия — проверки показаний подозреваемого К. на указанном им месте — на склоне сопки в одном из районов г. Южно-Сахалинска обнаружены фрагменты костей, предположительно принадлежащих человеку. К. пояснил, что именно здесь он в группе с вышеуказанными лицами совершил убийство О. и заложил труп ветками. C места происшествия изъяты костные останки, образцы грунта, три фрагмента ткани, два фрагмента кирпича. Перед экспертами по данному делу следователь прокуратуры поставил следующие вопросы:

1. Принадлежат ли останки, найденные на месте происшествия, человеку? Какие именно фрагменты трупа представлены на исследование? Каких частей трупа не достает?

2. Части человеческого тела принадлежат одному трупу или нескольким?

3. Каковы пол, рост, телосложение, вес, возраст человека, костные останки которого представлены на исследование? Есть ли признаки национальной и расовой принадлежности?

4. Имеются ли на костных останках трупа следы полученных ранее повреждений, каковы их точная локализация, характер, давность, тяжесть, орудие и механизм причинения? Имеются ли на костных останках следы воздействия огня, если да — то какова их локализация? Имеются ли на костных останках (черепе) следы повреждений, причиненных тупыми предметами — фрагментами шлакоблочных кирпичей, иными твердыми предметами?

5. Какова наиболее вероятная причина смерти человека, которому принадлежат представленные на исследование костные останки?

6. Какова наиболее вероятная группа крови и групповая принадлежность останков трупа?

7. Имеются ли на представленных для исследования предметах следы биологического происхождения, и если да, то какова их групповая принадлежность? Какова локализация выявленных следов на данных предметах?

8. Не принадлежат ли представленные на исследование костные останки О.? Для ответа на данный вопрос произвести фотосовмещение костных останков черепа и прижизненной фотографии О.

9. Если представленные на исследование костные останки могли принадлежать О., то:

— мог ли О. находиться в опасном для жизни состоянии при обстоятельствах нанесения ему множественных ударов руками, ногами и фрагментами шлакоблочных кирпичей по голове и телу, о которых заявляют в своих показаниях обвиняемые Н., П., Г., подозреваемый К. и свидетель М.;

— мог ли О. при обстоятельствах, сообщенных обвиняемыми Н., П., Г., подозреваемым К. и свидетелем М., получить вышеуказанными предметами повреждения жизненно важных органов, в том числе головы, опасные для жизни и здоровья и (или) несовместимые с жизнью;

— могла ли смерть О. наступить во время и при обстоятельствах, указанных обвиняемыми Н., П., Г., подозреваемым К. и свидетелем М.? Если да, то какова наиболее вероятная причина смерти?

В распоряжение экспертов представлены протоколы очных ставок, допросов подозреваемых, обвиняемого, свидетеля, видеозапись проверки показаний на месте, костные останки, предположительно принадлежащие О., и иные материалы. Согласно заключению комиссии экспертов различных специальностей фрагменты черепа и костей, представленные на исследование, принадлежат одному человеку, на левой лобно-теменно-височной области черепа с захватом лицевого скелета имеется обширный дефект, образованный не менее чем от шести ударов тупыми твердыми предметами, имеющими ограниченную контактную поверхность соударения. Выявлены также вдавленные переломы лобной кости слева, лобной кости справа и в правой височно-клиновидной области, каждый из которых образован от однократного травмирующего воздействия тупого твердого предмета с ограниченной, предположительно, неровной контактной поверхностью. С учетом множественных прижизненных переломов свода и основания черепа, а также признаков кровоизлияний, выявленных судебно-гистологическим исследованием лоскута твердой мозговой оболочки, эксперты пришли к следующему выводу: причиной смерти пострадавшего могла явиться черепно-мозговая травма. При исследовании костей установлена их принадлежность лицу мужского пола с группой крови О. (I). На фрагментах джинсовой и фланелевой ткани есть следы пота, выявлен антиген Н, свойственный группе крови О. На двух фрагментах кирпичей, представленных на исследование, обнаружена кровь. Выводы экспертов не противоречили собранным по делу доказательствам, в том числе показаниям обвиняемых, которые хотя и признались в убийстве, но надеялись, что отсутствие трупа затруднит или сделает невозможным направление дела в суд. Прокуратурой Краснофлотского района г. Хабаровска назначены и проведены сложные экспертизы (по результатам которых преступнику предъявлено обвинение) по уголовному делу о совершении двух убийств, сопряженных с полным уничтожением тела одного из пострадавших и частичным уничтожением трупа другого. Виновный после убийства уничтожил голову, по которой наносил удары с целью убийства, что осложнило установление причины смерти. На основании заявления матери П. о розыске проживавшего с ней сына, который 13.01.2006 пропал без вести, 02.02.2006 заместителем прокурора Краснофлотского района г. Хабаровска было возбуждено уголовное делопо признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ3. Расследование дела было поручено старшему следователю прокуратуры района и проводилось во взаимодействии с оперативными подразделениями уголовного розыска Краснофлотского РОВД. В ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий получена информацию о том, что 13.01.2006 около 22 часов в квартире, расположенной недалеко от места проживания семьи П., произошла драка, в которой участвовал И. При осуществлении тактического приема — детализации показаний — старший следователь прокуратуры, получив от И. явку с повинной, осуществил допрос подозреваемого, в ходе которого последний дал подробные показания о факте ссоры, причинах конфликта, а затем — об обстоятельствах убийства им П. При этом И. рассказал о способе, месте, времени убийства, а также расчленении и уничтожении в топке печи путем сжигания по частям тела пострадавшего. И. сообщил следствию о лицах, которые оказали содействие в сокрытии трупа П. Сложность в доказывании фактов преступления и причастности к нему И. заключалась в отсутствии трупа и его останков. При этом в совершении аналогичных преступлений И. вины не признавал. Анализируя следственную ситуацию по делу и располагая сведениями о наличии заведенного в РОВД розыскного дела по заявлению А., заместитель прокурора истребовал материал по розыску С., проживавшего до исчезновения в том же районе, что И. и П., и поручил провести дополнительные проверочные мероприятия по данному факту. Старший следователь, расположив к себе М. — очевидца убийства П., в ходе доверительной беседы получил от указанного лица данные о том, что в конце 2005 г. И. при аналогичных обстоятельствах совершил убийство С., труп которого также расчленил и захоронил в подвале одного из домов недалеко от места убийства. В связи с указанными обстоятельствами старший следователь при дополнительном рассмотрении заявления А.о розыске ее сожителя С., пропавшего без вести 25.12.2005, возбудил 07.02.2006 уголовное дело № 420505. Следователем прокуратуры 08.02.2006 проведен осмотр места происшествия, в ходе которого были обнаружены фрагменты обезглавленного тела человека. На допросах очевидцами даны подробные показания об обстоятельствах и способе убийства. По информации свидетелей, И. убил С. 25.12.2005 путем нанесения ударов твердым предметом по голове. В целях сокрытия преступления виновный отчленил и сжег голову трупа в топке печи. Участники процесса по данному делу при проверке показаний на месте продемонстрировали, где и каким образом совершались убийства, как было произведено сокрытие трупов. Все следственные действия по обнаружению фрагментов трупа, вещественных доказательств, воспроизведению обстоятельств убийства проводились с применением технических средств — цифровой фототехники и сопровождались последующим изготовлением цветных фотоснимков. Сразу после осмотра места происшествия и обнаружения фрагментов тела С. уголовные дела были соединены и И. предъявлено обвинение по двум убийствам. Осведомленность следствия об обстоятельствах убийства С. и факт обнаружения фрагментов его трупа явились для И. полной неожиданностью. Он сообщил детали этих преступлений, показал на местах убийств и сокрытия трупов, когда, где и каким способом совершил оба убийства и уничтожил тела. Основную сложность в расследовании представляло установление причин смерти П. и С. при полном отсутствии в первом случае тела или его останков, а во втором — головы трупа. Результаты осмотра трупа и первичного судебно-медицинского исследования подтверждали показания свидетелей, согласно которым С. был убит ударами по голове. В соответствии со ст. 196 УПК РФ проведение судебно-медицинской экспертизы для определения причины смерти является обязательным. Следователи районной прокуратуры использовали разработанную отделом криминалистики и ГУЗ «БСМЭ» методику назначения и производства экспертиз в отсутствие трупа и (или) его фрагментов. В распоряжение экспертов были предоставлены материалы уголовного дела и вещественные доказательства. Для определения причины смерти С. перед экспертами поставлены следующие вопросы:

— мог ли С. находиться в опасном для жизни состоянии при нанесении ему множественных ударов деревянным бруском размерами 60 х 5 х 5 см по голове во время и при обстоятельствах, указанных свидетелями М., З., обвиняемым И.;

— если да, то мог ли С. при обстоятельствах, указанных свидетелями М., З., обвиняемым И., получить вышеуказанным предметом повреждения жизненно важных органов, в том числе головы, опасные для жизни и здоровья и (или) несовместимые с жизнью;

— могла ли смерть наступить во время и при обстоятельствах, указанных свидетелями М., З., обвиняемым И.? Если да, то какова в этом случае наиболее вероятная причина смерти?

По такой же системе сформулированы вопросы и для сложной судебно-медицинской экспертизы об установлении причины смерти второго пострадавшего П. Комиссия экспертов пришла к выводу о возможности наступления смерти С. и П. при обстоятельствах, указанных свидетелями и обвиняемым, и не исключила гибель С. от черепно-мозговой травмы, наступление смерти П. — от проникающих ножевых ранений головы, грудной клетки с повреждением сердца и легких. Заключения экспертов сопровождались схемами, цифровыми фотографиями фрагментов трупа и вещественных доказательств; выводы являлись наглядными и убедительными, согласованными с материалами дела, показаниями очевидцев и обвиняемых, с другими доказательствами по делу. 15.09.2003 на территории одного из дачных обществ в Хабаровском районе Хабаровского края обнаружены озоленные кости, похожие на останки человека, — множественные фрагменты позвонков, губчатых и трубчатых костей. По данному факту прокуратурой Хабаровского района возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ4. В ходе следствия установлено, что на месте пожарища ранее находился дачный домик, где О., И., А. и Ш. в один из дней марта 2003 г. распивали спиртное. В указанное время между этими лицами возникла ссора, в ходе которой И., А. и Ш. нанесли О. удары по голове табуретом и различными предметами быта, а затем сожгли дачный домик вместе с телом. Следователь прокуратуры произвел следственные действия, направленные на выяснения обстоятельств исчезновения О., и установил, что после пожара никто из жителей села ее не видел, по месту жительства она не появлялась. Благодаря правильно избранной тактике допроса лиц, заподозренных в причастности к причинению смерти О., виновные дали подробные показания о совершенном преступлении. Однако отсутствие трупа и, как следствие, неполучение заключения эксперта о причине смерти, обязательного по данной категории уголовных дел, препятствовали принятию законного решения по делу и его направлению в суд. Уголовное дело было затребовано для изучения отделом криминалистики прокуратуры края. По итогам рассмотрения материалов прокурором-криминалистом было рекомендовано установить причину смерти О. экспертным путем по материалам дела. Перед экспертами в постановлении о назначении комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проводимой по материалам уголовного дела, следователем поставлены вопросы:

— могла ли О. находиться в опасном для жизни состоянии при нанесении ей множественных ударов металлическим чайником, деревянным табуретом или деревянной скамьей по голове, о которых говорят в своих показаниях подозреваемые И., Ш. и свидетель А.;

— если да, то могла ли О. при обстоятельствах, указанных свидетелем А. и подозреваемыми И., Ш., получить вышеуказанными предметами повреждения жизненно важных органов, в том числе головы, опасные для жизни и здоровья и (или) несовместимые с жизнью;

— могла ли смерть О. наступить во время и при обстоятельствах, указанных подозреваемыми И., Ш. и свидетелем А.? Если да, то какова наиболее вероятная причина смерти при таких обстоятельствах?

Комиссия судебно-медицинских экспертов изучила фрагменты представленных озоленных костей посредством визуального исследования в ультрафиолетовых лучах при помощи прибора «Таран», фильтров УФС-1 и УФС-6 и в процессе сравнительно-анатомического исследования сделала вывод о принадлежности фрагментов костей скелету человека. После изучения материалов дела и показаний участников преступления эксперты установили, что в результате нанесения ударов, о которых сообщили подозреваемые, О. причинены проникающие ранения черепа, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент нанесения и могли повлечь ее смерть. 04.02.2005 Хабаровским районным судом постановлен обвинительный приговор в отношении Ш. и И., которые осуждены соответственно к девяти и восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Оба признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, а Ш. — также по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Заключения экспертов по уголовным дела об определении причины смерти в отсутствие трупа должны быть основаны на тщательном анализе всех материалов дела, представленных следователем, изучении биологических объектов, фрагментов тел, одежды и других вещественных доказательств, обнаруженных и представленных следователем экспертам в связи с расследованием конкретного уголовного дела. К заключению необходимо приложить таблицы, фотоснимки, схемы возможного расположения повреждений на теле пострадавшего. Выводы сложной экспертизы не могут противоречить материалам уголовного дела. В этом случае достоверность установленных по делу обстоятельств не вызывает сомнения у защиты и суда. По делам, расследованным работниками районных прокуратур Хабаровского края с 2002 по 2005 г., вынесено два обвинительных приговора при полном отсутствии трупа, его частей и даже биологических объектов. Выводы экспертов о причине смерти по данным фактам носят вероятностный характер, вместе с тем они согласуются с показаниями очевидцев совершенного преступления. По фактам умышленного причинения смерти другому человеку за тот же период при наличии фрагментарных образцов костей скелета и черепа постановлено около 15 обвинительных приговоров. В настоящее время следователи прокуратур районов и городов Хабаровского края осознали целесообразность назначения сложных экспертиз об определении причины смерти при наличии даже незначительных фрагментов костей скелета или черепа жертвы. Заключения экспертов ГУЗ «БСМЭ», использующих научно-технические средства, по таким делам являются лучшим доказательством виновности заподозренных в совершении убийств лиц. Однако методика назначения и проведения сложных судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовного дела, по которому местонахождение потерпевшего неизвестно, нуждается в разъяснении. Как следует из вышеизложенного, назначение сложной экспертизы по определению причины смерти возможно только после проведения следователем серьезной подготовительной работы в целях установления полной картины случившегося и обстоятельств причинения смерти. Органы следствия должны требовать от экспертов приложения к заключению ссылок на методики экспертного исследования, а также таблиц исследований, фототаблиц, схем наиболее вероятного расположения повреждений на теле жертвы, других материалов, наглядно демонстрирующих ход и результаты экспертизы. Такие приложения при возникновении спора по существу состоявшихся следственных и судебных решений могут содержать информацию о состоянии и внешних признаках вещественных доказательств, их упаковке и других важных для дела обстоятельствах. А схемы расположения повреждений трупа при совпадении в деталях с данными, сообщенными очевидцами случившегося, послужат подтверждением правдивости показаний свидетелей и обвиняемых на первоначальном этапе расследования, что облегчит оценку имеющихся по делу доказательств в случае изменения в суде показаний участниками процесса и затруднит выдвижение подсудимым защитительных версий с целью избежать ответственности за содеянное.

1 См.: Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» и Приказ Минздрава России от 24.04.2003 № 161 «Об утверждении инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы».
2 Архив прокуратуры Сахалинской области, 2004 г.
3 Архив прокуратуры Краснофлотского района г. Хабаровска, 2006 г. Уголовное дело № 415505.
4 Архив прокуратуры Хабаровского района Хабаровского края, 2003 г. Уголовное дело № 287416.

Стаья опубликована в журнале «Уголовный процесс»

№10 октябрь 2006 г.

http://www.ugpr.ru/arhiv/22_okt_2006/topic225_naznachenie_slojnyh_komissionnyh_ekspertnyh_issledovanii_po_faktam_ischeznoveniya_ludei.html

Viewed 6839 times by 2160 viewers




Оставить комментарий или два

Spam Protection by WP-SpamFree

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Обсуждение

  • гость: очень хорошие съемки ! Спасибо автору!
  • гость: Прочтено
  • гость: у каждого вида деятельности должен быть результат
  • гость: Поздравляем с новой профессией и желаем найти для себя...
  • admin: Прошу прощения за поздний ответ! Вам, конечно, следует...

Метки

Календарь

Январь 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Мар »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031