Облако меток

Достойно выйти

Опубликовал admin 10 Ноябрь 2016 в рубрике Проза. Комментарии: 0

1.Должен быть такой литературный жанр в 21 веке, как психологическая проза. Никакой рассказ, другие жанровые разновидности литературы не способны вместить в себя тонкости душевного проникновения автора на фоне проживания своей судьбы, прочитывания произведений других авторов и примеривания психологических переживаний поэтов прошлых лет на свою жизнь, свои ощущения Мира и Света. Специалисты меня критикуют, призывают: не пиши, ты – не войдешь… Не войду – и ладно. Главное ведь в жизни – это не войти, главное – выйти. Выйти из неё достойно. 

——-

2.Очень хотелось бы, чтобы ни один человек, который так или иначе был со мной откровенен, никогда об этом не пожалел: ни потерпевший, ни обвиняемый или заподозренный – в моей профессии; ни далекий ни близкий друг  – просто в жизни… 

Любить – это значить принимать. Принимать таким, как есть, не стремясь что-то переделать под себя и свои интересы. И всегда видеть – свет, выход. Жизнь – это не тупик, но дорога, порой узкая или гнилая, в виде  маленького отверстия, через которое и ниточку продернуть сложно, или  в виде трухлявой дощечки,  которая вот-вот рассыплется, но  – дорога. Дорога – к Свету.

—- 

3.Всегда, всю жизнь, как только услышала нижеприведенные слова В.Высоцкого, в голове моей они вертятся:«У всех толчковая – левая, /но моя толчковая – правая»  – в конце его песни, как вывод. «Но свою неправую правую,/ я не сменю на правую левую» – в середине текста, как утверждение права на свою точку зрения,  и образ своей всегда правой жизни. У меня толчковая, вот уж так,  и в самом деле  – правая. Помню, в школе не могла никак взять даже положенную в соответствующем возрасте высоту, и учитель только отмахивался от меня: бестолочь, в общем. Пока не пришла к Глинскому:  «Ты никогда не возьмешь высоту! Никогда! Ведь у тебя толчковая – правая», и он поставил меня напротив всего класс. Нас таких к концу урока набралось 3-4 человека. И всё – проблема была решена, а прыжки в высоту стали  любимым занятием на уроках физкультуры.

Может быть, поэтому  и близки слова знаменитого советского барда? Быть – против  большинства.

Большинство сказало так: «Кто там шагает правой – левой, левой, левой!» Это уже В.Маяковский – агитатор, горлан, главарь, как он  сам себя в  поэзии называет и ощущает. Есть у него слова: «Я с детства не любил овал – я с детства угол рисовал!» Выхожу на станции «Метро Маяковского» и поднимаю взгляд  к потолочному своду: одни овалы. Овальные плафоны, овальные светильники, овальные архитектурные украшения – овал в овале в тройном исполнении. Везде – овалы: сбоку, сверху, прямо, направо и налево, даже каждый  проём на обе платформы – имеет овальный свод. Ни одного угла.  А выход из метро – один из трех, самый длинный! Идешь вдоль бесконечных овалов… Идешь, идешь, идешь и думаешь: «Это специально кто-то так придумал, отомстить поэту? Или поэт к концу жизни пришел к понимаю совершенства овала и преимуществу овала перед углом,  и сообщил архитектору станции его имени? Например, – во сне привиделся». В связи с  этим, еще одна история, связанная с жизнью и ее окончанием у Маяковского, с его творчеством, меня не отпускает. Маяковский критиковал Есенина – и как поэта, и как представителя мужской половины населения, да и просто, как человека с другими взглядами на жизнь и жизненные ценности. Но мысли о  Есенине и его поэзии никогда не отпускали правильного левого. В  основной, как оказалось – основной, литературоведческой работе «Как делать стихи?»  Маяковский, анализируя поэзию Есенина, затрагивает проблемы своего отношения к лирическому поэту, как к личности,  отвергает его способ решения возникших проблем – самоубийство. При этом Маяковский в самоубийстве Есенина увидел социальный заказ. Наш талантливейший поэт с левым уклоном  во многих событиях видел символы. Он увидел социальный заказ после самоубийства Есенина:  необходимо обязательно увеличить количество литературных произведений, направленных на жизне-утверждение! «И жизнь  – хороша! И жить – хорошо!» И вскоре – в минуту слабости сам покончил со своей жизнью, оставив нам перефразировку есенинских строк: «В этой жизни умирать не ново. Но и жить, конечно, не новей»: 

В этой жизни помирать не трудно 

Сделать жизнь значительно трудней.

Получается, он не смог свою жизнь сделать? А нас – учил. Он не смог дождаться выхода: вошел везде, где только можно – а выход из того, куда вошел, не нашел…

—–

4.Конечно, с годами музыкальные фразы несовершенной, как утверждают некоторые современные литературоведы,  поэзии В. Высоцкого всё более и более приобретают для меня символическое значение. Не могу  ответить на прямой вопрос, какой поэт у меня любимый – был и есть. Просто люблю стихотворную музыку, ритм, любые стихи, не важно, кто их написал. Мне важно: поймать ритм и правильно передать авторскую тональность, особенность ощущений человека, к которому пришли стихи. 

В ранней юности стихи Э.Асадова «Трусиха» потрясли меня  обнаженностью чувств, описанием смелости девчушки, считавшей себя трусихой.  Как потом много раз в своей основной профессии  – следователя прокуратуры, профессии, которой сейчас не существует,  обращалась мысленно к этим классическим строкам, когда призывала потерпевших быть откровенными: «Расскажите, что произошло, и только тогда вы не будете нужны преступившему закон человек: только ваше слово может гарантировать вам безопасность. Молчащий потерпевший – беззащитная мишень, никто не поможет, никто не защитит».

Девочка Оля – 11-летняя жертва взрослого детины. Она чуть не погибла после насилия – благо, в то время даже преступники, воспитанные советской школой на советской конституции,  знали: самое ценное для общества – это жизнь человека. Запугав в конец девчушку, он  через свою знакомую вызвал-таки «Скорую помощь». Малышку своевременно прооперировали,  и она осталась жива. Но замкнулась – от всех, ни с кем никаких бесед о случившемся не поддерживала. Из больницы ее привезли ко мне на допрос: маленький колючий ёжик, худенькая, слабенькая, никаких признаков женского взросления. Не перестаю удивляться: как же к такой крошечке у зрелого мужчины может возникнуть  половое влечение? Ни на один вопрос девочка не стала отвечать, уткнувшись немигающим взглядом в пол. И вдруг соскочила со стула и выбежала из кабинета. Я – за ней. Она выбежала из здания и припустила вдоль по улице, да так шустро, что и не догнать. Я сбросила каблуки, но бежать по гравийной дороге без обуви оказалось еще сложнее. Помогла находчивость:  «Мальчишки! Догоните вон ту девочку и приведите ко мне!» Мальчишки, случайно оказавшиеся рядом,  со стороны наблюдали за нами уже несколько минут. Они быстро поймали малышку,  и за руки подвели ко мне. Оля тут же ухватилась двумя руками за деревянный столб  – электрическую опору у здания. Мальчики попытались разомкнуть её руки силой, но я остановила: «Спасибо, ребята. Идите, оставьте нас. Сама справлюсь». Стояла,  смотрела на этот  беззащитный, озлобленный  на весь мир, комочек, так рано попавший во взрослый мир зла, грязи, жестокости… Чувство жалости к Оле переполнило меня, я крепко-крепко обняла ее дрожащее тело двумя руками и прижала к своей груди: «Бедная моя, бедная Оленька! Знаю – тебе было страшно. Тебе страшно и сейчас. Но если все оставить, как есть, завтра он опять придет к тебе, и все повторится. Если он не придет к тебе, он поймает еще одну такую же маленькую девочку, и опять кому-то будет также тяжко, как  и тебе. Расскажи мне все о нем – он будет отвечать сурово. И только в этом – твоя защита. Твоя защита – твои слова». Из ее глаз потекли слезы. Она плакала по-женски «в голос», ей было себя очень жаль, она страдала и о своем легкомыслии, оценивая свое поведение по-взрослому.  Постепенно руки ослабли и переместились со столба на мою фигуру, она прижалась ко мне, как  прижалась бы к маме и продолжала плакать.«Пойдем?» – не то спросила, не то утверждающе произнесла я. Это слово вмещало в себя всю нашу с ней историю. Она тихо ответила: «Пойдемте».   

—-

5.Стихи, стихи. Всегда со мною и во всех случаях жизни. С.Кирсанов. «Творчество» – об операции на сердце, которую в условиях военного времени в полевом госпитале выполнил хирург. 

 Понял я, что нет на свете

выше, чем такое,

чем держать другое сердце

нежною рукою.

 И пускай моё от боли

сердце разорвётся –

это в жизни, это в песне

творчеством зовётся. (отрывок)

 Это стихотворение настолько меня взволновало, что на очередной конкурс чтецов я выбрала именно это стихотворение. Готовила меня к конкурсу учитель литературы – Лисичкина Лариса Николаевна. Лариса Николаевна – человек, поверивший в меня, восторгавшийся моими стихами и сочинениями, пророчивший мне писательскую карьеру. Ее предсказаниями я пренебрегла – ушла с головой совсем в другое искусство, в криминалистику.

У нас тогда с Ларисой Николаевной была маленькая тайна. Я ходила к ней домой готовиться к конкурсу,  и об этом никто в классе не знал. Совсем юная, но уже девушка,   стихи С.Кирсанова  пропустила через свое сердце. И до сих пор не могу их читать без внутреннего волнения. Есть такие врачи, которые главной своей профессиональной и жизненной целью ставят реабилитацию больного ли травмированного пациента. Их повседневная, тяжелая, отнимающая много душевных сил работа – творчество. И сколько раз в своей жизни я вспомнила  строки поэта Кирсанова применительно к творчеству докторов!  Скажу так: бессчетно. И когда хирург районной больницы  при наличии довольно скромного набора инструментов проводил нейрохирургическую операцию молодому офицеру, сохранив ему жизнь. Этот случай был описан в «Комсомольской правде» в 80-х годах. Нет, не работа хирурга была описана – описана судьба офицера. Он  стал колясочником в результате перенесенной травмы, но на его боль откликнулась бывшая одноклассница. Они создал семью – об этом была   статья журналиста из города Волгограда.  За газетными строками я видела творчество, творчество хирурга, рисковавшего и жизнью молодого офицера и другими, менее значимыми на фоне жизни,  ценностями.   О стихотворении Кирсанова я думала, когда писала отзыв  в стихах докторам самой важной для меня больницы  и называла их врачебный труд – творчеством. Почувствовать именно творческое отношение к работе от Людмилы Шестопал довелось и мне. И всю долгую теперь уже жизнь я помню творчество этого доктора 1981 года, спасавшего жизнь. 

Едем, летим, добираемся – опаздываем: отпуск кончился, граница «на высоких берегах Амура»  ждет.  Надолго застряли в аэропорту города Челябинска. Может быть,  переехать на железнодорожный вокзал и каким-то другим путем добираться дальше до нашего Амура? Как здорово об Амуре написал Пришвин:  «Для меня не только важно, что сегодня я вижу Амур, а мельчайшие подробности земного ковра края, по которому где-то совсем уже недалеко  и д ё т, да, конечно, нельзя про такую реку сказать  б е ж и т: Амур не торопится! – нельзя даже сказать, что течёт, все реки текут и струятся, но Амур-река    и д ё т!  Вот я теперь видел, как он идёт, и говорю, а, если бы не видел, то сказал бы, как все, что течёт».   На Чехова наш Амур тоже произвел впечатление: «Описывать такие красоты, как амурские берега, я совсем не умею; пасую перед ними и признаю себя нищим. Ну как их опишешь? Представьте себе Сурамский перевал, который заставили быть берегом реки, – вот вам и Амур. Скалы, утесы, леса, тысячи уток, цапель и всяких носатых каналий…».   И очень многие русские классики в конце 19 века стремились побывать на Амуре и, хоть ненадолго, но прикоснулись к его берегам не только своим словом!

И вот мы, по пути на Амур,  переехали из аэропорта  уральского города на вокзал – но и здесь нет билетов, чтобы ехать дальше. Зал ожидания железнодорожного вокзала. Усталость от безделья в каждой клеточке – изнываем, даже говорить ни о чем не хочется. Вдруг прямиком ко мне идет дама. Неужели – ко мне? Идет так уверенно, как будто мы с ней знакомы. Какой это год? 90-е, везде развал. Идет дама небольшого роста, едва касаясь каменного  пола. В руке книжица, которую она мне протягивает,  и с грустью в голосе говорит: «Это мои стихи. Издали вот – Союз писателей, – с гордостью произносит, – а никто не покупает.  Вижу – вы любите стихи. Думаю так. Вы же любите стихи?» Не скрываю: «Люблю». «Прихожу, -  и за всеми здесь незаметно наблюдаю. Отдаю свою книжку тем, в ком чувствую тягу к творчеству. Чувствую. Это трудно объяснить». Галина Александровна Ланина, «Любовь бывает разною», Челябинск, издательство «Газета», 1991.  На первой же страничке – авторские строчки для меня и дата 07.04.1995. Галина, Галина, Галина Ланина… Кто бы мог подумать тогда, что я решусь на такой шаг: публично представлю на суд читателей свои стихи, такие, казалось бы, личные, нечитаемые, непонимаемые другими.   А ты – увидела, ощутила, пришла ко мне и со мной уже много лет. 

Докопалась до стихов,

До весёлой песни –

Вышли, как из берегов,

Не уймёшь, хоть тресни,

Не удержишь, хоть реви,

Льются, как по склону,

От моей большой любви,

По её закону…

И теперь я не страшусь

Ремесла такого…

Воспеваю свою Русь,

Добываю слово.

Галина Ланина, как она и  пишет,  со своими стихами не смогла справиться – потекли они ручьем, как слезы радости, а у кого-то, может быть, и  горя.

 А мне поэту грёз и чести

Какие песни петь теперь?

Я не сторонник чьей-то мести…

В какую мне стучаться дверь?

С кем буду я, как не с народом!

Но мой народ так разобщен:

Один – под чарами свободы,

Другой – нуждой отягощен.

А третьи – руки потирают

И хапают, что под рукой,

Они зря время не теряют,

Рублём шельмуют и строкой.

 Приведу одно стихотворение Г.Ланиной «Фокусы зеркал» полностью:

 В холодных фокусах зеркал

Эфирные явления…

Порой великий слишком мал

Себе на удивление,

А малодушный, что силач –

Косая сажень – плечи.

И в этом блеске неудач

Умолкли наши речи…

Ты оглядел меня до ног,

Ты, видимо, подумал:

-Как только я связаться мог

С такой невзрачной дурой? –

Ты, может быть, себя ругал,

К сравненьям прибегая,

Доверясь фокусам зеркал,

Душой пренебрегая. 

 Проходят годы, накапливается жизненный опыт, но ничто по-прежнему так не волнует, как стихи. «Надо любить стихи признанного всеми поэта К. , говорит мне поэт В., – это правильно». Улыбаюсь и думаю про себя: «Это правильно – с левой, но у меня правильно – с правой».  Читаю А.Ахматову, Н.Гумилева, М.Цветаеву и современных поэтов о Коктебели. Такая рефлексия  на это слово, где не увижу – надо прочесть. Впрочем, кто из поэтов не писал о Коктебели? Но вдруг случайно в моих руках оказалась крошечная книжечка  «Родина моя – Россия», Д.Демьянов-Дзюбак.  И я замираю душой, сердце останавливается  от ощущения правой «правости». Нет! Ничего более святого, ценного, важного  до это не читала о колыбели поэтов Серебряного века!

 Не понятная, манящая земля

Мне до смерти не забыть тебя! 

 «Коктебельные камушки» – назвал автор раздел книги со  стихами о Коктебели и стихоощущениями,  связанными с этим уголком Крыма, посвятив  часть своей души и лиричного творчества самому любимому человеку: жене Татьяне Лукиничне Аверьяновой. 

 Я иду по берегу,

голубеет даль…

Ничего поверь ты мне

для тебя не жаль.

 Двенадцать стихотворений вобрали в себя не только жизни  и судьбы отдельных личностей, но и  всю противоречивую историю страны. 

 М.Волошину

………………………………..

-Прими, поэт, души признанье

за то, что был, за то, что жил,

за мыслей и за чувств дерзанье.

За то, что ты сродни ветрам –

свободен телом и душой,

за то, что здесь ты по горам

шагал и гордый и босой.

За то, что труд не презирал,

с людьми делил уют,

за то, что жил у этих скал

и умер тоже тут…

Десантникам 41г: 

 Я стыну у пирса, у пенной воды,

Где бешено бьется прибой.

А рядом из камня матросов ряды

Рвутся в последний бой.

 Книга издана в 2002 году – за 12 лет до исторического референдума о возвращении Крыма в Россию.   

 Текли века, менялись флаги,

от стонов дыбилась земля;

и турки – «рыцари отваги»

не раз сжигали всё до тла…

И лишь солдат земли Российской,

поставив твёрдо здесь стопу

разбой пресёк. Малороссийский

тёк говорок с тех пор в Крыму.

И жёстко сжавшийся в кулак, 

замолк угрюмо Кара-Даг.

 Спасибо судьбе, подарившей мне этот миг, когда маленькая книжица совершенно случайно проникла в моё сердце, и за то, что случайно, и я прикоснулась к коктебельным камушком  и душой и телом. 

 ———–

6.Пустое все пустое.  А люди, много читавшие – «совки», обзывает нас наша остроумная смена,  пишут  также много, как много читали в том далеком советском прошлом. Что-то важное, теплое и нежное,  было утрачено – и от этого грустно. Хотя ниточка протиснулась, продернулась сквозь узенькую щель и уверенно ведет нас дальше.   Жизнь ставит свои цели и преграды, обрывает дороги и превращает их в узкие тропы, и каждый  бредет  к Свету,  обогащая душу Словом.

Viewed 2189 times by 520 viewers




Оставить комментарий или два

Spam Protection by WP-SpamFree

RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Обсуждение

  • гость: очень хорошие съемки ! Спасибо автору!
  • гость: Прочтено
  • гость: у каждого вида деятельности должен быть результат
  • гость: Поздравляем с новой профессией и желаем найти для себя...
  • admin: Прошу прощения за поздний ответ! Вам, конечно, следует...

Метки

Календарь

Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930